среда, 21 июня 2017 г.

Дорожные зарисовки

Соседи по купе - странная пара. Молодая женщина лет 20-22, мужчина немного за тридцать и мальчишка 3,5 лет. Она доминирует, он подчиняется. Она чувствует свою женскую власть над ним и любая фраза в разговоре -это команда. Сделай то, сделай это, надо так, потом вот так, это первым делом, это вторым. Он подчиняется. Она заняла верхнюю полку, он, свернувшись калачиком, спит на нижней вместе с сыном. Дорога долгая, две ночи и один день. Первые сутки - подчинение. Беспрекословное. Но что то здесь все равно не так. Жду. "Дорогой, а перед сном мы почитаем электронную библию,да?". Тихо выпадаю в осадок, продолжаю наблюдать. На вопрос " Чем занимаюсь в жизни?" я отвечаю кратко - домохозяйка. Тем самым отрубая все последующие позможные консультации по лечению, диагностике и профилактике болячек сватей, братьев, сестер и самой пары соответственно. Опыт меня не подвел, как оказалось потом. Вся поездка проходит под девизом "Я угощаю". Конфеты, кофе, сушки, сахар мгновенно становится общим. Как откажешь трехлетке, тянущему ручонки ко всему сладенькому и вкусненькому. " Он же маленький! " оправдывает своего малыша мама. После обеда сон. Оба родителя заваливаются на боковую. Ребенок в свободном полете путешествует по вагону, зависая то там, то тут, потом он устает от собственного безделья и начинает задирать других детей. Родители спят. Просыпаются от ора своего чада, свалившегося с полки и треснувшегося головой. Ну, догадываетесь , кто не досмотрел? Обвинения сыплются с верхней полки. Клапан начинает срывать на вторые сутки. На большой станции муж опаздывает к посадке, рыская по ларькам. У него истерика. Он хочет сушек. А их нигде нет. На ужин у нас остается один сметанник и растворимый доширак. Рано утром станция. Сыну я наливаю чаю, он достает сметанник. Коротенькие ручки уже тянутся к ребенкиному ужину. "А ваш Мальчик  любит муку? " Спрашивает мой сын у его родителей. "Нет" - отвечают ничего не подозревающие они. Я недоуменно поднимаю глаза от книжки. "А я люблю! " восклицает мой сын и облизывает посыпанный мукой сметанник от макушки до пяток. Ручки приостанавливают движение. "А я уже все облизал! Это негигиенично! Тебе нельзя!" продолжает сын." Тебе нельзя! " Вторят ему родители разочарованно. Сквозь дрему слышу бормотание молитв по электронной библии. В ночь прорывается ниоткуда взявшаяся смска от мужа.Интересуется, как едем, все ли благополучно. Отвечаю. Через минуту мужской ответ ставит точку. "Сектанты, на йух их, корми дальше!"